Часы СССР "1 МЧЗ им.Кирова" купить

Всего 4 товара

  • Кировские

    Кировские (1)

  • Полет Вымпел Au 20 .1964 год

    17 500 руб.
    Купить
  • Poljot Хронограф «Стрела» 1972г.

    64 000 руб.
    Купить
  • Родина,1960 год

    8 500 руб.
    Купить
  • Спортивные 1956 год

    38 000 руб.
    Купить

Всего 4 товара

В 1927 году, стремясь бороться с нехваткой часов и способствовать общему промышленному росту в рамках первого пятилетнего плана (1928-1932 годы), советское правительство приняло решение о создании и развитии местного, государственного предприятия. принадлежащая часовой промышленности. 21 декабря 1927 года Совет Труда и Обороны принял постановление «О порядке организации производства часов в СССР». Целью было производство часов, которые были бы точными, надежными и не уступали бы швейцарским или американским. Помня об этом, глава Государственного треста точной механики (Гострест Точмех) Андрей Бодров отправил лучших инженеров за границу для отчета об иностранном производстве.

В октябре 1928 года руководство «Гострест Точмех» учредило комиссию из 11 человек для изучения закупок часового оборудования из Европы или Америки, чтобы ускорить запуск отрасли. Планировалось посетить Германию, Австрию, Францию, Чехословакию и Швейцарию. Но в конечном итоге ни одна из европейских часовых компаний не согласилась сотрудничать, вероятно, из-за недоверия к коммунистическому режиму.

Затем комиссию отправили в Америку, где они посетили 21 завод точного машиностроения, в том числе восемь часовых заводов. Комиссия была впечатлена, отметив, что американский метод производства был почти полностью автоматизирован. С помощью «Amtorg Trading Corporation», которая обнаружила фабрики и запланировала визит в США, Советы выявили двух выставленных на продажу обанкротившихся производителей часов: компанию «Dueber-Hampden Watch Company» в Кантоне, штат Огайо, и компанию «Ansonia Clock Company» в Бруклине, штат Нью-Йорк. Йорк. Обе компании использовали устаревшие технологии производства часов — непопулярные в то время, когда американцы требовали новейшего и самого лучшего — и в конечном итоге потерпели крах в разгар Великой депрессии.

26 апреля 1929 г. были подписаны два договора купли-продажи. Первый касался заводского оборудования (325 000 долларов), а второй — запасных частей и неполных часов (125 000 долларов). Три советских специалиста отправились на фабрику «Dueber-Hampted» в Кантоне, штат Огайо, чтобы упаковать все производственное оборудование, остатки часовых механизмов и запасные части для отправки обратно в Россию. В апреле 1930 года пароход с 28 товарными вагонами с оборудованием и запчастями вышел из Кантона по пути в Москву. Кроме того, 25 февраля 1930 года 23 бывших сотрудника Dueber-Hampden из Огайо — часовщики, граверы и другие технические специалисты — покинули Кантон, чтобы помочь основать новый завод. Эти часовщики потеряли работу, когда компания обанкротилась, но были вновь наняты Советским Союзом по годовому контракту, чтобы помочь обучать российских рабочих часовому искусству.

Между тем, еще в России строительство Первого Государственного часового завода было начато как «первоочередной» проект. Работы начались в феврале 1930 г. и закончились в июне того же года. Монтаж основного оборудования был завершен 15 сентября 1930 года, а 1 октября, в «День Труда», на заводе начались работы. С этого дня и с помощью американских специалистов часовой завод заработал на полную мощность. К 7 ноября были готовы первые 50 карманных часов. Выбранный дизайн часов был обозначен как Тип-1, также известный как К-43 (К означает карманные, а 43 означает диаметр механизма в миллиметрах). Он был основан на калибре «Hampden Size 16» и был доступен в моделях с 7 и 15 камнями. Дополнительные типы 2, 3 и 4 также были основаны на конструкциях Хэмпдена, но они были относительно недолговечными и производились в очень ограниченных количествах. Эти первые движения имели поразительное сходство с их происхождением из Хэмпдена; Пройдет еще два года, прежде чем эстетика часов станет чисто советской.

Первые несколько месяцев были тяжелыми. Не хватало квалифицированных рабочих, машины часто ломались, а регулярные правила еще не были установлены. Но в течение двух лет ситуация быстро улучшилась. Была создана ремонтная мастерская для обслуживания вышедших из строя станков, качественное обучение часовщиков повысило квалификацию молодых рабочих, разработано более 3 000 «правил эксплуатации». К декабрю 1931 года заводские планы были превышены на 135%.

Американцы сообщали, что о них хорошо заботятся и что все их расходы покрыты. Им давали зарплату, даже если они были слишком больны, чтобы работать, а также бесплатное лечение, которым они не пользовались дома в Кантоне. Каждый рабочий получил около 4650 долларов в год (более 80 000 долларов в сегодняшних деньгах) и получил повара и официанта. Говорят, что американцы были очень впечатлены скоростью, с которой русские овладели навыками часового дела, особенно женщины. Помимо английского, немецкий был самым распространенным языком среди рабочих и инжинеров. По окончании годичного контракта Советский Союз пригласил американцев остаться, но в итоге все вернулись в США.

16 декабря 1935 года был подписан указ о присвоении Первому государственному часовому заводу имени большевика Сергея Кирова.